Крепкий орешек - апоногетон масоальский (Aponogeton masoalaensis)

(А. Григоров)

При полном или частичном использовании материала ссылка на сайт aquabotanik.ru и упоминание автора обязательны.

 

О существовании небольшого полуострова Масоала, что на северо-востоке Мадагаскара, я узнал в 2014 году, посетив одноимённый павильон в зоопарке Цюриха.  В Швейцарию меня привело Европейское общество любителей криптокорин, ежегодные заседания которого проходят в разных европейских странах.

 

Тропический лес под стеклом – абсолютная копия далёкого мадагаскарского ландшафта. Жарко, влажно, солнечно. Благородные равеналы (Ravenala madagascariensis) машут листьями-веерами, по земле «шагают» многоногие панданусы (Pandanus sp.), тянется к солнцу бамбук, с ветки на ветку порхают яркие птички, переливы водопадов перекрикиваются ленивыми лемурами, доктор Йозеф Богнер с увлечением рассказывает об очередном экзотическом растении... Кто в этой тропической мозаике кажется вам чуждым элементом?

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Это точно не Богнер! В 1980-х годах исследующий местную флору немец был, пожалуй, таким же привычным явлением, как проливной дождь мадагаскарской весной. 7 февраля 1990 года году мюнхенский ботаник обнаружил в ручье на мысе Масоала апоногетон, который изначально был определён как апоногетон тонкоколосый (Aponogeton tenuispicatus), и только 12 лет спустя Йозеф Богнер разглядел в своей находке новый вид.

 

Основными отличиями апоногетона масоальского от апоногетона тонкоколосого заключаются в более длинном корневище, более продолговатых листовых пластинах, двухколосом соцветии и форме эмбриона, похожей на горлышко бутылки. Интересно, что у обоих видов на верхней поверхности листа присутствуют белые точки, превращающие лист в карту звёздного неба. Учёные выяснили природу этих пятнышек: ткань листа содержит маленькие полости, наполняющиеся воздухом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Растёт апоногетон масоальский – как же иначе? – в труднодоступном месте. Дорог нет, пешеходных троп нет, людей тоже нет. Богнеру пришлось арендовать моторную лодку, а затем продолжить свой маршрут пешком, продираясь через джунгли.

Другой немецкий любитель аквариумной флоры, Герд Эггерс, побывал на мысе Масоала в 1999 году и произвёл замеры параметров воды в месте произрастания вида: температура воды +25˚С, температура воздуха +29˚С, pH 6, относительная влажность воздуха 85%, GH и KH не были установлены (менее 1˚ dH).

 

«Контролируйте жёсткость! Этот капризуля не любит кальций!» - именно с такими наставлениями передавал мне сеянец апоногетона масоальского Нильс Якобсен, куратор ботанического сада при университете Копенгагена спустя год после швейцарской встречи. «Капризуля» с малюсеньким корневищем и тремя листиками стойко перенёс моё дальнейшее путешествие в Ирландию и Германию и, оказавшись в плоской пластиковой миске (для лучшего контроля), начал наращивать вегетативную массу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К лету 2016 года мой апоногетон из Масоала насчитывал около 12-15 листьев. Первое цветение пришлось на июль-август. Цветонос оказался очень коротким, не более 10-12 см, и, как обещало научное описание, два колоска. Излишне говорить, что, имея один-единственный и к тому же цветущий экземпляр редкого растения, я попытался получить от него семена. Опыление происходило с утра до вечера, кисточка «купалась» в пыльце, ни одной завязи не образовалось. Приехали! Перечитал ещё раз описание от Богнера: размножается семенами, мужские и женские цветки располагаются на одном соцветии. Написал о проблеме письмо Нильсу Якобсену. Ответ обнадёживал, но не очень: «Терпение, Александр, терпение. Вероятно, для успешного опыления нужно иметь второе растение». Перспектива поехать в Копенгаген повторно хоть и радовала, но не вписывалась в мой плотный рабочий график, пересечься с самим Нильсом тоже не было возможным.

 

 

 

Парк "Масоала" в зоопарке Цюриха, часть 1.

Парк "Масоала" в зоопарке Цюриха, часть 2.

Ещё два цветоноса – и всё мимо. Затем растение взяло тайм-аут. Плоды – в прямом смысле слова – принесла вторая волна цветения в декабре 2016 г. К середине января 2017 г. на одном колоске были обнаружены 4 завязи. ЧЕТЫРЕ! Вместо возможных 100! И всё же это успех, который я связываю с двумя обстоятельствами. Во-первых, зимой в квартире прохладнее, чем летом: сильная даже по мадагаскарским меркам жара могла быть убийственна для пыльцы. А во-вторых, памятуя о копенгагенсих теплицах Нильса Якобсена, я решил повысить влажность вокруг колосков, просто накрыв их пластиковым стаканом. Возможно, именно эта мера и не дала рыльцам высохнуть прежде, чем произошло оплодотворение.

 

Созревание семян протекало быстро и уже в феврале они оказались в воде, где ещё около месяца прорастали. Темпы роста не радовали: к августу 2017 г. у каждого маленького апоногетончика было по 3 малюсеньких листочка.

 

 

 

 

Думаете, это хэппи-энд? Нет! Куда нам без трагедий! Во время моего отсутствия родственницы не слишком методично следили за уровнем воды в «ясельной» плошке с сеянцами и к моему возвращению угробили три растеньица из четырёх. Выживший счастливчик остался без листьев, но с функционирующим корневищем. И теперь козыряет аж семью звёздными листьями!

 

А что же с материнским растением? И тут драма: после пересадки в новую ёмкость растение сбросило листья, делая это в течение трёх недель. Мучительное зрелище. Сначала я решил, что растение получило осмотический шок. Но тут нужно заметить, что оно изначально, с самого приезда, очутилось именно в осмотической воде, в чистом осмосе, и подмены делались им же, - и никаких проблем с листьями. Предположу, что дело всё же в качестве воды (видимо, некачественная была фильтрация). Ещё одно растение, Furtadoa sumatrensis, тоже сбросило листья, но корневище не повредилось. Другие растения и вовсе никак не отреагировали. (Высказывается также мнение, что просто время его пришло, а смена условий просто ускорило увядание, и так запрограмированное природой)

 

В прочем, корневище апоногетона масоальского на ощупь остаётся твёрдым, в руках не размазывается, а потому остаётся надежда, что из него когда-нибудь выйдет «выйдет толк». Буду держать вас в курсе событий.

gallery/масоальский